Обычный день

Сплю. Мне хорошо и тепло. Какие-то замечательные цветные картинки мельтешат перед глазами. Жалко, что почти никогда их не помню. Сквозь сон шепот: «Туся…». Тихо так, ласково. Хочется помурлыкать в ответ. Потом возвращается сознание и говорит голосом мужа: «Туся, вставай!». О, черт! Цветные картинки, кайф и теплая подушка – это во сне. 7 утра – это омерзительная реальность. Глаза закрываются, настроения – ноль. Хочу спать. Убейте, чтоб не мучалась, но только не тяните за ногу из-под одеяла. И одеяло не снимайте! Он не отстанет, это уже очевидно…
Сажусь на кровати. Послать всех? Да и посылать особо некого… Мужа посылать жалко: он свой, родной и хороший. А как иногда человеку нужно, чтобы было кого послать… От отсутствия кандидатур, на которых можно излить всю свою непроспанную злость, злюсь еще больше. Встаю, муж подает халат. Не попадая в рукава по три раза, наконец, натягиваю его на себя… Бреду следом за своим «будильником», спотыкаясь обо все и вся, покачиваясь и норовя упасть.
На первом этаже дома ждет 50 кг исключительной радости, визга и суеты. Заинтриговала? Это мой верный пес по кличке Жан. Он же, по совместительству, исключительная и хитрая сволочь, подхалим и побирушка. Делает вид, что виляет хвостом. Вилять хвостом, на самом деле, он совершенно не умеет. Во-первых, хвост у него купирован, во-вторых, даже тем, что осталось, он размахивает вместе со всей задницей, перегибаясь пополам то в одну сторону, то в другую. При этом акте демонстрации любви он еще и наступает всем на ноги, развешивает слюни и потявкивает. Однако, именно в этот момент улучшается настроение. Почему? Потому что чувствуешь себя Богом. Ты спустился с небес (с лестницы второго этажа) и благосклонно принимаешь излияния твоего верного и безумно любящего раба. А человеку иногда очень нужно, чтобы рядом кто-то заглядывал в глаза и любил. Не требуя ничего в замен… Хотя… Питание обеспечь, гулять отведи, витаминов купи, от клещей обработай, прививки сделай… Ничего себе «не требуя ничего в замен»… Натуральный обмен: любовь на еду. Ну и пусть.
Пошатавшись по дому, включив чайник, чувствуешь, что перестаешь ненавидеть мир, хотя и любви к нему не появляется. В голове начинают стадами бродить мысли, какие-то намеченные дела, встречи и прочие соцобязательства. От мысли, что все это нужно сделать и желательно вчера – начинает тошнить заранее. Сладкой остается только одна мысль – о цветных мельтешащих картинках и теплом одеяльце.
Муж увез старшего ребенка в школу, а я остаюсь наедине со своим остывшим завтраком. Мне интересно, замужние женщины с детьми вообще когда-нибудь едят горячую еду?! Я всегда ем свежеприготовленную (наверное, я уже должна быть счастлива, многие и этого не имеют), но горячую – никогда. Поскольку название мне: «подай/принеси/ не забудь прихватить»…
Сажусь в машину. Она грязная так сильно и так долго, что цвет можно вспомнить уже только по свидетельству о регистрации. «Это просто на улице весна, очень грязно и нет смысла её сейчас мыть!»—твердо говорю я себе. Не слушая, что мне отвечает на это сознание (про вранье что-то, что-то про то, что лень и не признаешься), завожу и еду.
Младшего ребенка отправила в детский сад. Стараюсь не надевать свои ботинки на шнуровке. Там же разуваться нужно. Как же выводит их расшнуровывать-зашнуровывать – привел в сад; расшнуровывать зашнуровывать – забрал. Хорошо, когда сапоги на молнии: вжик-вжик – привел; вжик-вжик – забрал. А, когда не ты привел и не ты забрал – вообще обалденно.
Приезжаю на работу. Включаю компьютер и тупо смотрю в монитор. Потом думаю, что нужно проверить, не пришла ли мне какая-нибудь почта. Залезаю в интернет, в почтовый ящик, там полно всякого спама, одно письмо старого знакомого. Больше ничего… А если на любимый сайт зайти? Там что новенького?… Потом на другой, потом на третий… На всю эту байду в результате угроблено два часа… Тьфу… Будь проклят тот день, когда на свете появился интернет. И тот гений, который придумал эту наркоту, чуму, болото и заразу…. Оставшееся время местами, в перерывах между питием чая, кофе с плюшками, иногда работается. Иногда вообще не работается, потому как вдохновенья нет. Вобщем, если бы не муж, при таком подходе к работе можно умереть с голоду уже через неделю…
Проработав в таком «сумасшедшем темпе» день, собираюсь домой. Вторую половину дня прокручиваю в голове мысль, что я хочу приготовить на ужин. Не съесть – приготовить! Потому как готовить – это кайф. Для меня (поправляюсь, предвидя летящие в голову чугунные утюги)! Мало того, что холодильник превратился в склад дивизии особого назначения и при открытии дверцы оттуда выпадают диковинные баночки со странными названиями, так ведь обязательно чего-нибудь не хватает для задуманного шедевра. Нужно будет заехать в магазин за каким-нибудь крем-чизом или чем-то в этом же роде. В результате: две набитые с верхом сумки, которые, делая из меня шимпанзе (т.е. оттягивая руки до асфальта), еле доволочены до багажника. Нда… Сходила за хлебушком… Мне в супермаркеты ходить противопоказано. Тем более с деньгами. Одни женщины, выпучив глаза, бегают за яркими тряпочками, я же с остервенением могу рыться на полках с продуктами и разглядывать кухонные девайсы в магазинах электроники. Муж уже привык и даже не бьется в истерике, когда жена с остекленевшими глазами устремляется в посудные отделы… Как говорится, чем бы дитя не тешилось. А как нужно человеку иногда себя чем-то потешить. Я же не лезу драться, когда слышу: «Я в отдел инструментов»! Равновесие достигнуто. Вот оно – семейное счастье!
После этого получасовой марафон за ребенком по раздевалке детского сада. В ход не идут только матерные ругательства. Все остальные угрозы и страшные кары ему уже обещаны. Он хихикает, никуда одеваться не собирается и вообще позорит твой педагогический талант на глазах воспитателя. В результате все же пойман, одет и выдворен на улицу.
Мы почти дома. А дома ждет мой верный раб. А я гадаю, что же мне на этот раз приготовлено в подарок. Торт с фейерверками от него, конечно, не дождешься, а вот лужи напольные и цветочногоршечные, растрепанные пакеты нечаянно забытого мусора – завсегда и сколько угодно! Жана по крайней неосмотрительности заперли перед уходом в ванной… Весь день мне это не давало покоя. И теперь домой надо возвращаться только через аптеку. В смысле, если вдруг валидол кончился. Это такие таблеточки, которые никогда в семейной жизни лишними не бывают. Кроме того, домой надо возвращаться обязательно с нехорошим сердцем. Чем с более хорошим настроением приедешь – тем хуже потом будет.
Муж первый входит в дом. Слышу: «Ой, Ната! Мальчика вырвало, наверное…» Подхожу: под дверью ванной виднеется небольшая лужа с кусками чего-то непонятного. Присмотрелась — шпон от двери. У меня начинается внутренняя смеховая трясучка. Или это нервное? Заключенный в ванной бьется в истерике одновременно и от предвкушения расправы, и от счастья слышать хозяев. Теряюсь в догадках, как бы так мужу сказать, чтобы, когда я дверь открою, его удар не хватил, а собаке жизнь её никчемную сохранить … Начинаю издалека: «Это не похоже на …». Муж удивляется: «Да? А что ж это такое?» Сейчас его ласковый тон кончится. Говорю:»Да, вроде, шпон от двери»… Муж нехорошо так на меня глядит и открывает дверь.
Мама моя дорогая!! Жан ободрал шпон с двери, подрал косяк, покусал и исцарапал металлическую! дверную ручку. А лужа — это слюни! Он так самозабвенно шпон этот жевал снизу двери, что слюней напускал от удовольствия цельную лужу…
Сказать, что муж мой ругается — это ничего не сказать. От трехэтажного мата его удерживает только присутствие супруги и психически незрелого поколения нашей семьи. Иногда он просто возмущенно мычит, потому что слов русских ему уже не хватает! Я спокойно беру швабру и начинаю все это безобразие убирать. А мне-то что: дверь менять – не моя забота, а к мытью полов я несколько привыкла. Скотина собачьего происхождения наказана, сидит на месте и кается. Или делает вид, что кается. По крайней мере, храп оттуда слышен регулярно…
После общения с любимым домашним животным (имеется ввиду Жан, а не муж!), можно взяться за блендер (ну, или миксер, кухонный комбайн) и вперед. Делаются обычно тридцать дел одновременно: готовятся разные блюда, ведется уборка бардака на кухне, купается младший ребенок, отвечается на телефонные звонки, проверяются уроки у старшего и смотрится кино…
Поужинали, бредем с кухни (как раз мимо поруганной ванной). Жан лежит. Морду на нас задрал, хвостом семенит, уши жмет. Муж останавливается, грозно глядит в его кругло-виноватые глаза, после чего изрекает: «Вот за что я тебя, паразита, люблю, кормлю, холю и лелею? А?» По-моему, это риторический вопрос, и ответа он не имеет…
После того, как семья в очередной раз критически объелась за ужином, можно с чувством партизана, выполнившего задание родины, развалиться с журнальчиком. Когда стрелка часов подбирается к одиннадцати вечера, в меня вселяются бесы. Я вдруг подскакиваю и начинаю загружать стирку, посудомойку, пылесосить или гладить. И так почти каждый день… К чему бы это? Ближе к полночи-то? Может чесноку или святой воды?….
Разгоном демонстраций малолетних хулиганов, требующих то досмотреть фильм, то пописать/покакать, то попить, то вообще не пойми чего — занимается муж. После мощного окрика главы семейства они отправляются по кроватям.
Ложусь спать. Для начала нужно выдрать из-под полудрыхнущего мужа свой кусок простыни, потому как она, наподобие собачьей подстилки, сбита в комок где-то под ним. На предложения поднять увесистую часть тела и расправить все это безобразие слышно только глухое мычание чего-то ласкового. В переводе на русский означающее: «Милая, отвяжись и дай поспать мужику!» Однако, как известно, есть женщины в русских селеньях. Многолетние занятия спортом не прошли даром, поэтому одним рывком все же удается заполучить из-под любимой тушки кусочек «подстилочки».
Опять же, нельзя заснуть, не пощелкав пультом. Это очевидно любому здравомыслящему человеку. Особенно в нашей семье. Все каналы пропрыгиваются туда-сюда-обратно. После этого, с чувством выполненного долга, можно заснуть. Здравствуйте, цветные картинки, уютное одеяльце, мягкая подушка. Накатывает дремота и ощущение покоя. Как только прижимаюсь к теплой спине мужа, ощущаю тихое счастье. Оно кажется мне похожим на бусы, где каждая бусина – мелочь, которая является обязательным элементом. Сама по себе – вроде бы бестолковая, но вместе с другими – прекрасная и нужная штука. Например, я знаю, что, если сейчас просунуть руку и обнять мужа за пузико, он его чуть подберет, чтобы я смогла подоткнуть ладошку. Он делает так всегда. Даже если совсем спит. Потому что я люблю так засыпать. Такие бусины одна за другой на ниточку – вот вам украшение на всю жизнь. Нитку не порвите – не растеряются. Это и есть семья. Это и есть обычный день давно любящих друг друга людей. Никаких фонтанов страсти. Но много-много бусин….
Постепенно уплываю, в голову начинают лезть обрывки всякой философской дребедени.
«Туся…….»………………………………..

4 комментария to “Обычный день”

  1. Кицюня:

    Тусь, в который раз перечитываю, и каждый раз трогательно до слёз. Спасибо!

  2. jana:

    какая же вы замечательная!!! )))
    и готовите божественно, и пишете с душой и ну прям так трогательно.. )) спасибо )

  3. Тусенька,какая же вы замечательная рассказчица!Ну ведьправду говорят,что талантливый человек талантлив во всем! Пусть Ваши бусинки всегда будут с Вами!

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы комментировать.


© ExpertCook.Ru – Территория профессионалов.
Полная или частичная перепечатка материалов разрешается с обязательной активной ссылкой на сайт.
Рейтинг@Mail.ru