Про козу и беспросветность

Мы с моей верной спутницей Катюней отправились на вылазку в районную глубинку. Идея была моя. Я люблю такие поездки, потому что люблю новые впечатления. Места у нас тут совершенно вроде не исторические, почти глухие, но эдакие красноречивые. Вообще-то нам надо было по работе разыскать одну тетеньку. Дозвониться не вышло, а надо было позарез и еще вчера. Поэтому поехали. Предстояли сюрреалистические поиски в стиле Шерлока Холмса, потому что где эту тетеньку искать – никто не знал, но существовало потрясающее предположение, что работает она в магазине. На вопрос: «Почему в магазине?!», я получила вполне резонный ответ: «Каждый раз, как я с ней встречалась, она прибегала в фартуке». Хм, логично.

Дорога отвратная. Я материлась беспрерывно, выписывая невероятные вензеля и пугая всех встречных и поперечных. Полуразвалившаяся справа в легкой дреме Катерина спокойно и монотонно бубнила: «Ой, да, тут такая ужасная дорога… А ты не знала? Она тут всегда такая была». Её такой и сделали изначально, я уверена. Потому что так раздолбать можно только танками! А поскольку танков с 1945 тут не было, то с того самого времени её и не ремонтировали. Возможен и такой вариант.

Когда подъехали к … поселку, если его можно так назвать, я в ужасе спросила: «Тут люди живут?!» Моя спутница, в отличие от меня, бывала тут не раз, а я только в далекой юности. Поэтому моя нежная психика очень подвинулась от такого зрелища. Вобщем, это была запущенная, грустная и убитая советская разруха. И это в 20 минутах езды от цивилизации. Бараки, покрытые трещинами и иллюстрирующие своими очертаниями все возможные геометрические фигуры, жуткие заросли, создающие впечатление, что это сторожки в лесу, а не жилые двухэтажные дома, отсутствие дорог, кривые, гнилые и убогие сараи. Сохранилась только бетонка по центральной улице, но нам, к сожалению, было не в ту сторону.

Катька, радостно ткнув пальцем в сторону, взвизгнула: «Магазин!». Ну, магазин- значит магазин. Магазинов в этой дыре много быть не может. Если она продавец – найдем. Я высадила её в лужу и начала разворачиваться. Она, задрав юбку, чертыхаясь и прыгая серной, помчалась в магазин. Мимо прошли два хмурых алкоголика с авоськой и недобро так посмотрели на меня и мою машину. Скрылись в дверях этого же магазина.

Через минуту выскочила Екатерина Батьковна и весело так защбетала: «Ой, у них там очередь человек в 20, прям как в настоящем магазине, абалдеть! А тетка наша тут не работает и не знают, где работает, зато у них еще магазин есть и мне сказали где! Езжай туда!» При всем при этом неопределенно махнула рукой в сторону . Уже метров через 50 мы понимаем, что дорога впереди отсутствует. Она перекопана. Совершенно, абсолютно, безвозвратно и поперек. Свернуть никуда невозможно. Я малодушно пискнула: «И куда нам дальше?! Пешком я не пойду!» Над шикарной и монументальной траншеей, достойной трубы а-ля «Северный поток», возвышается человек шесть и трактор. Не работает при этом никто. Все молча и неподвижно стоят, включая трактор. Тетка в цветастом платье, уперев руки в бока, смотрит вниз. Два мужика, повиснув на лопатах, делают то же самое. Остальные, судя по всему, просто мимо проходили, но тоже решили взглянуть. Когда мы приблизились, они, не меняя поз, начали уже смотреть на нас. Мы настолько диссонировали с окружающей действительностью, что чувствовали себя блохами на белом листе бумаги. Приземлению армады марсиан они бы удивились меньше, я думаю, чем нашему появлению на улицах их благославенного поселка. Почти уперевшись в эту инсталляцию из людей и техники вперемешку с грунтом, я вдруг вижу на обочине большую белую картонку с надписью: «Объезд к магазину!» и нарисованная стрелка вправо. Я офигеваю, справа от меня тоже офигевают, но поворачиваю вправо. Проезжаю малость по совершенно заросшей грунтовке и понимаю, что сейчас дорога кончится, а впереди какой-то сарай и неизвестность. Но не тут-то было! В конце этого хайвея на электрическом столбе красовалась … вторая картонка с надписью «К магазину!» и стрелка налево. Я начинаю ржать, Катька уже бьется в конвульсиях с вопросом: «Это ты телеграмму о нашем приезде выслала?» Однако, повернув, мы уперлись в … козу. Узенькая и неезженая дорога между сараями когда-то безраздельно принадлежала гуляющей и объятой мечтами козе, а теперь это НЛО нагло ворвалось в тихую козью жизнь. Коза от неожиданности заметалась перед капотом, но решила все-таки удрать в сторону, натянув перед нами веревку, которой она и была привязана. Встав как вкопанная и демонстрируя полное к нам безразличие, она впала в прострацию. Я дала по тормозам. Катерина, открыв окно, начала общаться с козой на какие-то общие темы, почему-то называя её кОзя. Та вернулась к действительности и решила придвинуться поближе. При этом веревка легла на дорогу. Я крадучись поехала. Картина была фееричная, потому что торчащая из окна Катька продолжала во время движения уговаривать козу стоять на месте и обещала ей всякие земные блага (подлая обманщица!). Я смеялась, дергала её за юбку, пытаясь втащить обратно в салон. Она хохотала снаружи и сказала, что всегда со мной будет ездить, потому что подобные бредни удивительно происходят только если я присутствую в радиусе 30 метров.

Не успели мы угомониться, как видим следующий указатель с надписью «Магазин» и заботливо нарисованную стрелочку. Скулы уже болели. Вырулив из-за поворота, я вижу тех самых двух хмурых алкашей, которые успели постоять в очереди (в их сумочке уже чего-то болталось) и не спеша добрести до следующего магазина раньше нас! На их лицах долю секунды посидело удивление, но болтающееся в сумочке, видимо, было гораздо занимательней, поэтому удивление упорхнуло, и они потеряли к нам интерес.

Магазин представлял собой корявое, задрипанное здание, продавцы которого вместе с хозяйкой, сидели на пластиковых стульчиках перед входом, пили пиво и курили. Сельская идиллия. Среди сидящих мы и увидели нужную нам тетеньку, которая только раза с пятого врубилась кто мы и откуда. До этого она молча и выпучив глаза вместе со всеми остальными любовалась на наше приближение. Когда она рассказала нам, что это они, продавцы, нарисовали указатели «для поставщиков», я еле сдержалась, чтобы не прыснуть, потому что слово «поставщики» не вязалось с окружающей действительностью, как суп с конфетами. Обратный путь времени занял меньше, коза опять метнулась перед носом, перебежав уже на другую сторону, вжалась в стену сарая и прикинулась деревом. Я думаю, что с неделю хозяйка молока от своей козы не увидит. Её теперь от стресса и депрессии лечить надо.

Мы слушали россказни тети Люды про то, какой это был цветущий шахтерский поселок, что у был у них клуб летний и клуб зимний, парк и дискотека, мамаши с колясками и кино по выходным, наконец-то отдельные квартиры после коммуналок. А теперь — отсутствие работы, повальное пьянство, полуразвалившиеся дома и беспросветность. Обидно стало за людей, за такое полуживотное и грязное существование тех, кто не в состоянии оттуда выбраться.

А ведь здорово, что я заехала сюда. Просто здорово. Наука на будущее. Все, как известно, познается в сравнении. На тебе, Наташка, фактуру, сравнивай сколько угодно и познавай. Как только разноешься в очередной раз про нереализованность, про ничего не добилась, про хочу то или это, вот тебе перед глазами тетка в цветастом платье, грязь, кривые заборы и спившиеся мужички с сумочкой: замолчи и поблагодари судьбу, что живешь так, как живешь.

Один комментарий to “Про козу и беспросветность”

  1. Антоновка:

    Все, как известно, познается в сравнениизамолчи и поблагодари судьбу, что живешь так, как живешь.

    Эх, Наташ, я тоже это поняла, правда в своём случае.


© ExpertCook.Ru – Территория профессионалов.
Полная или частичная перепечатка материалов разрешается с обязательной активной ссылкой на сайт.
Рейтинг@Mail.ru