Провинция…

Подруга собралась купить дом в деревне под дачу. Чтобы вид с крыльца, чтобы дикая природа, лесок, прудок, комарики и соловьи. Поскольку она оказалась без железного коня, то подбила меня съездить с ней на осмотр предложенного ей дома. Ну, поехали, почему бы не поехать. Отъехав от нашего небольшого районного городка всего километров 10, мы наконец-то увидели странного вида железную арку над дорогой, служившую ориентиром для поворота направо. Указатели – это не по-взрослому. По-взрослому – это три шага на восток, обернуться лицом к звездам и еще два прыжка по ветру. Реалии российской провинции. Ладно, поворот нашли. Мы там бывали раньше, но все забывается, как известно.

Когда мы туда въехали, мы попали в 19 век. Первое, что нам повстречалось – огромное здание заброшенной церкви с колоннами у входа. Куполов давно нет, её когда-то пристроили под местный клуб, поэтому крыша уже по-советски правильная. Сейчас она была совершенно заброшена, с вывороченными решетками на пустых окнах. Так тоскливо стало, глядя на нее. Я сразу представила как тут собирались люди большими толпами на празднование каких-нибудь крупных праздников, стояли крестьянки в цветастых платках с узловатыми и раздавленными работой руками, звонили колокола и шел молебен. И было это совсем –совсем давно. Напротив стоит до сих пор обитаемым «поповский дом». В нем жили настоятели этой самой церкви. Следующая попавшая нам на глаза постройка – старинное кирпичное здание, заколоченное и запущенное. На стене табличка «В этом здании в 1881г. Л.Н. Толстой открыл школу для…» — дальше прочитать не успеваю, проехали. Лет 150 этому зданию. Стоит еще. Неухоженное, позабытое, но сопротивляющееся тлению. На меня так нахлынули детские воспоминания, как я бегала по такой же старинной русской деревне у бабушки, гоняла кур, за 10 метров обходила гусей и выпроваживала коров утром на выпас к пастуху. Для меня уже тогда это было невероятной экзотикой и своеобразным развлечением, а для некоторых и сейчас это ежедневные реалии.

Деревня разбросана на огромной площади, дома стоят не вдоль улицы, как это бывает обычно, а группками по 2-4 штуки или в одиночку на пригорках. Мы ехали-ехали по развезенному и колеястому проселку, спуск-подъем, опять спуск, опять подъем, пруд, плотина, опять косогор и уперлись в последний дом, за которым лес. Вышли из машины и долго перебрасывались шуточками насчет того, что две городские фифы в каблуках на иностранной машине сильно диссонируют со стадом пасущихся коров, тяжелым и липким навозным духом и оглушительным ором петухов. Петухи вопили действительно безбожно, потому что у хозяйки соседнего дома их оказалось 8 штук. Она сильно ругалась на них, грозилась тут же порубить всем головы, поскольку они занасильничали всех кур. Сплошной курно-сексуальный беспредел. Куры действительно бродили с совершенно понурым видом и абсолютно лысыми спинами. Приплетшиеся с ней две явно сельского вида собаченции сначала лениво облизали мне ноги, потом оббрехали потом вообще потеряли к нам интерес. Мы пошлепали осматривать дом, утопая каблуками в земле и навешивая на них куриный помет. К дому пролезть так и не смогли. В нем никто не живет и крапива стоит с человеческий рост. Я с голыми ногами сразу наотрез отказалась туда пробираться, подруга попыталась, но потом бросила эту затею. Приветливая хозяйка стада петухов, обладавшая полномочиями по демонстрации этого, мягко выражаясь «объекта недвижимости», начала рассказывать: что у них тут где, зачем и почем. Естественно, все обо всех знают до подробностей, кто у них тут на пригорке живет, кто что купил за последнюю неделю или почему Дашка с Машкой поругались. Одна большая община, где все друг у друга на виду. Долго рассказывала, как ругалась и судилась с соседями по поводу изгороди и возила в суд свои детские фотографии, на которых видно, что никогда тут никакой изгороди не было и т.д. И я понимаю, что передо мной – самый что ни на есть коренной сельский житель. Тут выросли и умерли её деды и бабки и еще неизвестно сколько предков до какого колена, родители. Тут родилась и выросла она сама. Дому её, старенькому и косоватенькому, даже страшновато предположить сколько лет. Но на этом все и закончится, потому что дети давно в городе. Все что для нас экзотика и гламур, для нее ежедневная привычная реальность: работа от зари до зари, скотина, куры, сад, отсутствие воды, туалета, тучи комаров, домашний творог.

Когда мы уезжали, нам всучили большой пакет этого самого домашнего творога, при этом мы еле отбились от домашней же сметаны и молока. Стыдно было сказать человеку, что мы и наши дети отвыкли от вкуса этих продуктов, произведенных от самого начала до самого конца одними и теми же человеческими руками. Привычным стал стандартный и безликий вкус супермаркетовской молочки. Однако, от общения, от проявленного гостеприимства к незнакомым людям, упорного желания чем-нибудь угостить и порадовать (нам даже петуха предлагали подарить) стало очень по-человечески тепло. С этим ощущением и внутренне улыбаясь я проходила целый день. Какая-то надежда забрезжила, что есть пока еще и не вымерли ЛЮДИ.

Комментарии закрыты.


© ExpertCook.Ru – Территория профессионалов.
Полная или частичная перепечатка материалов разрешается с обязательной активной ссылкой на сайт.
Рейтинг@Mail.ru