Секретный ингредиент

Обычно я кайфую на своей кухне. Это мой мир, моя территория, мое интимное и мыслительное. Я люблю далеко не только готовить, но и с наслаждением поесть. Чтобы с антуражем, с ножами-вилками-салфетками, со всей семьей за столом, болтовней обо всякой ерунде. В выходные после ужина чтобы бокал легкого красного вина и небольшой кусман толкового сыра. В субботу с утра замутить какую-нибудь выпечку. По дому будет плыть невообразимый водоворот запахов, дети будут бегать на кухню раз в 10 минут и с надеждой спрашивать: «Готово?!»

Состряпала замечательный дрожжевой кекс. Ну, во всех отношениях замечательный: рецепт читать уже было вкусно, пропылесосить носом запах сырого теста – вкусно, внешний вид – очень-очень вкусно! Пристроилась к нему с кружкой чаю, теплыми мыслями и собралась насладиться. И тут понимаю, что … не хочу я его особо. Невкусно мне. Упс… И как-то что-то вроде сладости не хватает, и запекла, кажется, лишку. Мнение домашних спросила – посмотрели на меня, как на больную, даже не нашлись что возразить на такую ересь и молча продолжили жевать дальше. Потом хлеб испекла. Прыгала вокруг него и в бубен била, и заклинания шипела гнусавым голосом. Лишь бы получился. Удался. Хорош. Мне — никак. Вот никакого впечатления. Корочку погрызла, мякиш на свет поразглядывала и бросила. Все, думаю, кризис жанра наступил. Руки мои ни на что не годятся, готовить я не умею, удовлетворение от этого занятия получать перестала и… Вобщем пошло-поехало классическое самокопание, самобичевание и прочая головная боль любой неглупой женщины. Как говорится, был бы повод, а комплекс я сама себе придумаю.

Пошли кататься на санках с горки семьей. Собрали всех, включая бабушку, дедушку и собаку. Проколбасились на славу пару часов на морозе. Таскание санок вверх на здоровенную горку – та еще физкультура. Извалялись, вспотели, навизжались, насмеялись и здорово проголодались. Когда пришли домой, все сразу стаей потянулись на кухню, как косяк уток на юг. Я обшарила закрома холодильника и нашла там два вареных филе от вчерашней курицы. Почесала затылок и решила изобразить сэндвичи с курятиной. Я не люблю вчерашнее холодильничное куриное мясо, мне оно не очень вкусно. Однако, больше не было ничего, а есть хотелось реально сильно. Порылась и выудила из недр электрического ледника огурец, немного майонезу и метелку укропа. О! Это уже дело, это уже что-то. Пожарила черный хлеб в тостере, порезанную кубиками куру самую малость смочила майонезом, шлеп туда укропу и ломтики огурца. На запах жареного хлеба сбежалась вся толпа. Гремя ложками и требуя ЕДЫ! Любой, главное набить брюшко. Я выставила им блюдо с бутербродами, а со своим куском скромно устроилась скраешку, откусила. Господи! Вкусно-то как! Елки-палки, прямо лопнуть с брызгами от удовольствия и прослезиться от счастья! И тут меня осенило….

Я раскрыла секретный и самый драгоценный ингредиент любого блюда. Та-дам, пауза: это — ……голод!! Самый настоящий, сильный, рожденный нагрузкой, работой. Зверский, злобный и алчный до еды, голодный-преголодный голод. С этой ценнейшей «приправой» в охотку съедается то, что, впрочем, так себе получилось, с блеском в глазах то, что вкусно и с жадным урчанием то, что очень вкусно. Ощущение сытости после такого сильного желания еды – это целая дискотека эндорфинов. То, что создано для извлечения долгого и тонкого удовольствия – нельзя есть голодным, то, что сотворено для набивания пуза – нельзя есть сытым. Если части правила поменять местами — не удасться найти тот вкусовой шик, ради которого тонко нарезаются деликатесы, зато найдется какая-нибудь неуместная сладковатость или пересоленость в том, что давно должно плавать в животике и мариноваться в желудочном соке.

Так вот, если вы не голодны – не стоит портить блюдо. Не ешьте его.

Комментарии закрыты.


© ExpertCook.Ru – Территория профессионалов.
Полная или частичная перепечатка материалов разрешается с обязательной активной ссылкой на сайт.
Рейтинг@Mail.ru